Адлер 1984…

Наш ведомственный санаторий находился в городе Хоста. Все эти пригороды Сочи — Адлер, Хоста, Мацеста располагались в горах, вдоль побережья Черного моря. А между ними вообще не было никакой границы. Все дома отдыха, санатории, профилактории, спортивные и туристические базы располагались в горах на уступах-ступенях. Они лепились прямо на склонах, как ласточкины гнёзда, и порой даже не имели между собой никаких заборов. Потрескавшиеся бетонные лестницы поднимались вверх с разбитой автодороги, которая змейкой-серпантином извивалась по всему взморью. Наш санаторий размещался в старинном особняке, ещё царской, дореволюционной постройки. С Виктором Богером, соседом по «камере», мы очень быстро нашли общий язык, и по вечерам стали вместе ходить на танцы. Повсюду гремела музыка. Летом в Сочи темнеет рано, что подтверждало слова модной тогда песенки — в городе Сочи, темные ночи, тёмные, тёмные, тёмные. На одной из танцевальных площадок мы познакомились с симпатичными студентками из Питера, и пригласили их посидеть в нашей беседке. Эта веранда-беседка была полностью обвита зелёной виноградной лозой, как маскировочной сеткой, что делало её совсем незаметной. Напротив, росла мощная магнолия с толстым стволом, и огромными бело-розовыми цветами, от которых исходил дурманящий аромат любви. В тишине громко и весело стрекотали цикады. Единственный ржавый фонарь перед входом в корпус, тускло освещал ступеньки. Вдруг, дверь с грохотом отворилась, и на порожки вывалились наши славные соседи. Один из них высокий и худой, второй, маленький и кругленький. Словно Пат и Паташонок. Оба в довольно крепком подпитии. Приятели вцепились руками в ствол магнолии, покачивались и начали пьяными голосами что-то громко обсуждать, пересыпая всё это очень нехорошими и непечатными словами. Долговязый предложил, а давай …поссым. Он достал свой «шланг», и стал поливать ствол дерева. Этому примеру последовал, и его закадычный друган. Затем толстяк сказал, — а теперь давай пёрднем! И они начали  громко пукать. Мы с Виктором в темноте тряслись, и давились от смеха, а наши подружки, просто …негодовали. Они вскакивали, и всё норовили уйти, но мы их удерживали. Но наконец, наши «друзья» не разлей мочой, окончили свой вечерний «моцион». Они обнялись и покачиваясь, словно рыбаки на палубе сейнера, направились к себе в «нумера». Длинный повернулся к товарищу и предложил ему спеть свою любимую песню. И не ожидая ответа, он хрипло затянул — если нету бабы, …выдерем козу! Изначально приятный вечер был испорчен, …окончательно.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *