Альтезахен

Ислам должен быть уничтожен

Парк в секторе Газа.

Старые вещи покупаем, новые продаем покупаем. На идиш, в арабском произношении, это звучит, как «Альтезахен».
По всему Израилю разъезжают грузовички, забирающие из израильских домов весь «Хлам».
Конечно, вещи не выбрасываются. Часть вещей попадает в сектор Газа. Сектор закрыт. Он в блокаде. Но это вовсе не та блокада, при которой не дадут перевезти в сектор десяток грузовиков со старыми израильскими вещами. Это еврейская блокада. При этой блокаде, вещи перевести можно. Вы думаете, бедной Газе нужны вещи израильских «богатеев»? Отнюдь. В Газе нет бедности и нищеты. Газа в центре внимания мировой общественности и туда миллионами прет «правозащитный» капитал.
Зачем же старые вещи из Израиля?
Вещи продают за дешево, но продают в действительно бедный Египет. Но на границе с Египтом, тоже блокада и КПП Рафиах. Но это вовсе не та блокада, при которой не дадут перевезти из сектора, десяток грузовиков со старыми израильскими вещами. Это еврейская блокада, хотя ни одного еврея по близости нет. При этой блокаде, вещи перевести можно.
Но все-таки, большинство вещей, как это ни странно, продается в Израиле. Для «альтезахенов» среди которых достаточно евреев, научившихся кричать «Альтезахен» с арабским акцентом, есть специальный базар в Жопа. Жопа это арабское произношение соседнего с Тель-Авивом городка Яфо. Жопа в Яфо переименовали первые вернувшиеся на эту землю евреи. Уж очень для русского слуха не благозвучно. Хотя ивритоговорящее население, уже не понимает зачем это было сделано.
Рынок называется блошиным, или (для тех кто посетит Израиль) шук пишпишим.
Чего там на этом шуке не встретишь? Вы даже представить себе не можете, какие залижи антиквариата хранят лавки местных торговцев.
Тут нет никакого арабоизраильского конфликта. В самое горячее время по этой территории можете ходить совершенно спокойно. Тут ни кто не покуситься на вашу жизнь. Тут цель совсем иная – ваш кошелек.
А я, гуляя по этому разгулу Альтезахена, вспоминаю свое детство. К нам во двор, приезжала бричка со старым евреем. Он кричал на русском: «Старые вещи покупаем, новые продаем». Из новых вещей у него были только шарики и свистки. Такие белые петушки, в которые, если налить воду, можно свистеть.

Уходит время. Мы сами превращаемся в «Альтезахен». Мы выросли в другой цивилизации, в другой культуре. В нашей цивилизации вещи хранились веками. Они передавались от отца к сыну, от брата к брату. Наши бабушки не выбрасывали перегоревшие лампочки. Они на этих лампочках штопали носки.
Мне до сих пор тяжело расстаться с порвавшимися сандалями. Но здесь, в Израиле, дешевле купить новое.

О!!!
На улице, кто-то опять кричит: «Альтезахен!!!». Я деловым взглядом оглядываю квартиру. Антиквариата нет. Но что выбросить всегда найдется. Я кричу в окно, прямо через трисы* прикрывающие солнце номер квартиры и этаж.
Конечно мои, уже ненужные мне вещи, не для шука пишпишим. Их, часть из них которая не будет выброшена на ближайшей помойке, отправят в Газу. А от там, подчистят, подкрасят, подошьют и сделают свой небольшой гешефт.
Мне не жалко. Я даже чувствую свою причастность к мирному процессу. Это мой в него вклад.
«Альтезахен!!!».

*трисы (жалюзи)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *