Дочь лесника…

После успешного окончания среднего военно-авиационного технического училища, которое располагалось в городе Винница, на Украине. Или, как сейчас очень правильно говорят в Украине. Молодой лейтенант получил распределение в дыру, самый дальний медвежий угол, в Сибирскую глубинку. На сто километров вокруг не было ни одной деревеньки. А на весь гарнизон было всего-то две женщины. Жена командира части и вольнонаёмная повариха. Правда, тут недалеко проживал лесник, из старообрядцев, со своей дочерью Агафьей. Дочери стукнуло тридцать лет, но она была страшна, как смертный грех, да к тому же ещё очень сильно хромала. Молодые офицеры жили в офицерском бараке. Эту казарму в шутку назвали офицерская гостиница. В комнатке у окна стоял стол, четыре солдатские кровати, тумбочки, окрашенные коричневой половой ядовитой краской. Из всех развлечений, раз в неделю, в воскресенье показывали старые фильмы. После дежурства офицеры отсыпались, а вечером собирались за столом. Играли в шашки, или в шахматы. Ох, тоска зелёная. Хоть волком вой. Поэтому от безысходности офицеры хлестали авиационный спирт, или покупали у лесника «медовуху». Те кто не знает, разъясняю — это такой «самогон», изготовленный на основе пчелиного мёда. Но, когда заканчивались деньги, или задерживали зарплату, тогда лесник давал им медовуху в долг. Но последнее время он совсем озверел, и заявил — всё, без денег, больше не дам! Виктор, так звали нашего новоиспечённого лейтенанта, был самым молодым из них, и тем более холостой. И офицеры решили развести лесника на медовуху. И что же они, прохвосты удумали? Якобы Виктор влюбился в дочь лесника, и даже согласен на ней жениться. Друзья потопали по протоптанной тропинке на хутор, где проживал лесник. По дороге приятели нарвали целый букет полевых цветов. Вот так, втроём они и ввалились в избушку к леснику. Хозяин сразу же заявил — медовухи не дам! Мы вовсе не за этим, сказал старший. Тут такое дело …отец. Наш Виктор, решил посвататься к твоей дочери, так, что принимай …сватов. Старик исподлобья, и недоверчиво оглядел всю троицу. Виктор стоял с цветами, опустив голову, скромно потупив глаза. Вы, что это взаправду? — спросил лесник. Лейтенант, горестно вздохнул, и кивнул в знак согласия. Старик засуетился, позвал дочку. Спросил её мнение. Дочь, конечно же с радостью согласилась. Тут всё завертелось. Агафья почистила и поставила варить картошку. Пока жених и его «кунаки» курили на крылечке, в горнице был живо накрыт стол. На столе огурчики, помидорчики, зелёный лучок, варенец, сметана, масло. На столе уже шкварчала яичница-глазунья на сале. Пыхтел чугунок с варёной картошкой. В центре стола стояли две пятилитровые бутыли с медовухой. Все сели за стол. Молодые, как положено, поклонились батюшке, а на иконе «Бого Матери» свято поклялись любить друг друга, аж до гробовой доски. На этом торжественная часть закончилась. Сидели допоздна. Старик несколько раз выставлял всё новые пузыри со своим домашним фирменным напитком, медовухой. Мужики пили, затем орали горько, снова пили. Уже далеко за полночь, друзья жениха побрели в часть, поддерживая друг друга. А молодые остались одни. Но жених совсем уже ничего не соображал. Он положил голову на стол, и сладко посапывал на мокрой скатерти, в лужице пролитой медовухи. Молодая жена раздела его, и уложила баиньки на старинную кровать, с массивными железными шарами по углам спинки. Муж ночью …всё пытался курить, и окурком прожёг перину. Рано утром, Виктор, как обычно вскочил в шесть часов заступать на боевое дежурство. Голова гудела и раскалывалась, будто чугунная. Виктор удивлённо посмотрел на себя, затем поглядел на свою «супругу». Память восстановилась, и он вспомнил весь вчерашний вечер. «Супруг» быстро оделся, и как ошпаренный выскочил из дома. Прошло уже несколько дней, но новоиспечённый мужинёк, что-то совсем не торопился возвращаться в семью, в объятия своей законной супруги. Тесть-лесник поймал его в части и доходчиво, по-русски, напомнил ему о супружеских обязанностях. Зять, в очень грубой форме послал его к чёрту. Старик обиделся. До него наконец дошло, что его просто нагло и цинично надули, как дешёвого фрайерка. Лесник обратился к командиру части, и пожаловался — ваши офицеры на свадьбе у моей дочери на дармовщину выжрали пятнадцать литров медовухи. А, этот с позволения сказать «муженёк», прожёг мне папироской перину, обесчестил, и бросил мою дочь. Командир пригласил всю эту  «святую троицу». Офицеры, в один голос твердили, да какая к чёрту свадьба? Ну, и кому вы поверили? Этот лесник просто бандит какой-то. Он видно перед сном натрескался до одурения медовухи, и всё это ему просто …привидилось.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *