Экскурсия…

В сентябре 1979 года, весь наш комсомольский актив направили для обучения в Московскую комсомольскую школу МГК ВЛКСМ. Директором этой школы была симпатичная, и изящная брюнетка, лет тридцати, с революционной фамилией Комиссарова. Две недели нас учили, как нужно правильно работать с молодёжью,  мы даже написали рефераты. А в самом конце организовали экскурсию на автобусе по «золотому кольцу России», в древнерусские города Владимир и Суздаль. Показали достопримечательности, поводили по церквям и музеям. Мы видели иконы, прялки, лапти и другую народную утварь. Сфотографировались всей группой на память в Суздале, на центральной площади города, там где снимался фильм «женитьба Бальзаминова». Даже сохранились старые кирпичные здания, торговые ряды. Ну, а ближе к вечеру, Комиссарова объявила, что наш автобус готов и через полчаса мы выезжаем. Возле площади в старом кирпичном двухэтажном доме, ещё царской постройки, в подвальчике располагалось «Кафе». По крайней мере, так было написано на фанерном щите, перед дверью у входа. Вниз вели три разбитые кирпичные ступени. От нечего делать мы решили ещё и туда заглянуть. «Кафе», оказалось совсем маленькой комнаткой с низким сводчатым потолком. Небольшой стол-прилавок, накрытый белой простынкой, на которой лежали два помятых, алюминиевых подноса с бутербродами. На одном хлеб с кружочками копченой колбасы, на другом, с сыром. В подвальчике было жарко, потому сало в колбасе растаяло, а сыр от тепла загнулся так, как изображал Аркадий Райкин. На полке стояли пыльные трехлитровые банки с соком — томатным, виноградным и яблочным. Рядом с банками, графин с мутной жёлтой жидкостью, очень похожей на «фанту». На бумажном ценнике значилась «Медовуха» стакан – 90 копеек. За прилавком на табуретке сидела толстая тётка продавщица в белом халате, с красным лицом, и хитрыми глазками-щёлочками. Её поясница, поверх халата была обмотана серым пуховым платком. Я решил поприкалываться, и обратился к ней — так, дайте мне два бутерброда с красной, и два с чёрной икрой, да стаканчик медовухи. Тётка, выпучила на меня глаза. Поначалу, она опешила от такой наглости, но потом завопила — умный какой, с икрой ему подавай! Мне бы самой понюхать, или хоть посмотреть на эту икру? Мы пропустили по стаканчику медовухи. Ну, так себе, немного напоминает квас, только гораздо слаще. Наши парни заказали ещё по два стакана. Они не знали, что медовуха обладает одним весьма интересным свойством. Оказывается, после нескольких стаканов плохо слушаются руки, ноги, и заплетается язык. Объявили посадку. Комсомольцы заняли места в автобусе. В салоне было тепло. Рядом со мной сидел рыжий Лешка. От тепла и медовухи его развезло. Перед нами сидели две наши целки-комсомолки из группы. Лёха, уже еле ворочал языком. Он наклонился ко мне, и пьяненьким голосом захрипел — а хошь, я расскажу тебе анекдот? Валяй, — ответил я. Он начал так — через маленькую речку перекинут мосток. На нём сидят Василий Иванович Чапаев и Петька. Они сняли свои сапоги, галифе, и свесили ноги по колено в мутную воду. Василий Иванович говорит – да, Петька, а водичка то …холодная! А Петька отвечает — да, и дно …каменистое! Всё. Лёха смотрел на меня осоловевшими глазами. Я молчал. Ну, ты чё, не понял? – спросил он. Нет, — ответил я. Хотя было ясно, на что он намекал. Лёха сказал, — ну, ты чё, тупой! И, начал громко мне объяснять, — у Петьки была такая длинная «елда», что он доставал ей аж до самого дна реки! А, ну теперь понял. Впереди сидела комсомолочка, Людка, она заёрзала в своём кресле. Ну, эдакая «фифочка», которая берёт набухший мужской член в рот не рукой, а как горячую сосиску, интеллигентно …вилкой. Я нарочно включил «дурку», — нет, говорю, — не врубаюсь. Лёха обиженно откинулся на сиденье, и начал мне снова, как дебилу объяснять — ну, ты пойми! У Петьки, был вот такой …конец! Лёша показал мне на своё плечо, и свесил руку до пола, потряхивая расслабленной кистью. Людка подпрыгнула, словно ей под юбку залетела оса и ужалила в интимное место. Она повернула ко мне своё перекошенное злостью лицо, и прошипела, — ну, может быть хватит? А я-то здесь причём? – изобразил я удивление. Лёша рассказал анекдот, ко мне собственно какие претензии? Ты, его специально провоцируешь! Вот тебе раз? И, пока мы с ней вот так препирались, Лёха уставился на нас замутнённым взором. Возмущенная Людка отвернулась, и плюхнулась в своё кресло. Леха спросил у меня, …а, чё она хотела, а? Нагнувшись, я тихо сказал ему, — Лёша, она тоже не поняла смысл твоего анекдота. Да? — просипел Леха, …щас. Лёшка оторвался от кресла, и завис над девицами — Людк, а Людк, послушай, — сказал он, — на мостике сидели Василий Иванович и Петька…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *