Фрагмент переписки с друзьями – 4

О моей Киевской квартире. В 2003-2004 г.г умерли мои родители. В 2005 г. я приехал в Днепропетровск, к концу года нашёл работу — гл.оператором ТРК «Содружество» — 27 Канал. Я, моя родная сестра Мила и её муж жили в квартире родителей и занимались её продажей. Квартиру родителей купили и в 2006 г. я и сестра купили себе квартиры — сестра увеличила размер своей недвижимости в Дн-вске, я — купил хорошую 1-комн. квартиру в курортном городе Ирпень, в 8 км от городской черты Киева, в 30-40минутах езды общ.транспортом от ст. метро «Нивки», где расположена Национальная Академия Танца. Я думаю, это — хорошо, что Алису не приняли в школу балета при Академии Русского Балета им. Вагановой в Петербурге в 2002г., хотя она успешно сдала 3-дневные экзамены и измерения пропорций тела. Директор АРБ сказал нам тогда, что АРБ принимает для учёбы иностранцев только в случае их перевода из Академий Балета стран происхождения иностранцев. Особенностью педагогики в школах балета, имеющих в РФ наивысший рейтинг — в АРБ и в Перми ( о Московской высшей школе балета у нас до сих пор нет достоверной информации ) одной из основных задач является задача — сломить личность учащегося. Ещё 20 лет назад в этих так наз. «учреждениях закрытого типа» были широко распространены телесные наказания учащихся, сменившиеся сейчас методиками изощрённого психологического давления и разжигания преподавателями и воспитателями розни между учащимися для воспитания чувства конкуренции и облегчения управления артистами после их выпуска — в театрах. Проблема эта велика и приобрела характер традиции советского и современного Русского балета. Например, выпускник такой академии может сказать, комментируя обстановку содомии в Академии: «А как же иначе? В Академии и в театре всё именно так и должно быть». Если бы мы знали о таких бедах Российских артистов балета, то, естественно, не совершили бы переезд в Петербург. Но эти обстоятельства жизни артистов балета являются, наверное, самой большой и охраняемой тайной Русского балета — фасада Русской жизни для взгляда иностранца. Великим нашим счастьем есть факт учёбы Алисы и работы её в труппах под руководством балетмейстеров, славящихся своим не просто либеральным, но и внимательным отношением к артистам — Никиты Долгушина и Юрия Петухова. Но школа балета под руководством Ю. Петухова, которую Алиса заканчивала, не получила ещё от Мин. Образования и Мин. Культуры РФ статуса,необходимого для выдачи диплома, который бы признавался в любом театре мира. У Алисы, тогда ещё имеющей Украинское гражданство, не было бы юридических трудностей для поступления в Нац. Академию в Киеве, имеющую высокий статус образовательного учреждения. Для этого я и купил квартиру в Ирпени. И , надо сказать, — я надеялся, что Алиса продолжит работу в Киеве после окончания Киевской Академии. Мы приехали в Киев, у Алисы были приняты документы, необходимые для поступления, она была допущена к вступительным экзаменам, сдала их вместе с другими претендентами, но, к сожалению, в тот раз в Киевскую Академию были приняты только учащиеся школы балета при этой Академии. Ни один человек со стороны не был принят. Мы вернулись в Петербург, в следующем году Алиса и моя жена Наталья получили Российское гражданство и позже Алиса была принята на последний год обучения в Гос. Хореогр. Училище в Краснодаре, имеющее высокий статус и международное признание. Так что у Алисы есть хороший диплом Артистки Балета. Когда моя жизнь в России становилась для меня совсем уже невыносимой, — я уезжал в Ирпень и жил там 2-3 месяца — несколько лет подряд. Я написал там несколько статей, киносценарий, печатал там свои фотографии традиционным, по-прежнему самым лучшим способом — с увеличителем, вручную. Из кухни в моей квартире я сделал фотолабораторию. Когда Алиса получила работу в театре в Петербурге, я освободил квартиру и сдал её квартиросъёмщикам — очень приятной семейной паре, которые сейчас родили ребёнка. И я не хочу продавать эту квартиру. Ирпень — прекрасный город рядом с Киевом. В России я имею 3-годичный статус «Разрешение на Временное Проживание», который можно продлевать. Может быть, я получу «Вид на Жительство» в РФ, — если упростится процедура его получения. Но гражданство РФ я получать не хочу. Я уже совершенно точно знаю, что у меня есть одна родина — Украина, и другой у меня не будет. И планировать свою жизнь больше, чем на один год, я не хочу. Это бессмысленно. Египет, Ливия и Тунис казались спокойными странами с авторитарным стилем управления. Никто не знает, когда Русские люди возьмутся за топоры.
Сергей Потураев.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *