Командир дивизиона…

На пока ещё российском Дальнем Востоке, в лесу стояла Н-ская часть. Располагалась она прямо в тайге. Вокруг кедры, сосны, медведи, волки, да снежные сугробы по пояс. До ближайшего посёлка километров шестьдесят с гаком. Командиром дивизиона был подполковник, Довнар. Настоящий, боевой офицер. Он прошёл всю «афганскую» войну, имел награды, а к ним ещё в придачу два ранения, и контузию одну. Строгий, но справедливый командир. За эти качества солдаты и офицеры уважительно называли его «батей». Как нарочно в части вышел из строя старенький «дизель-движок», поэтому в части уже два дня не было света. После ужина, солдатики потянулись на улицу, в туалет. Около входа образовалась живая цепочка. Открылась дверь, и в туалет без очереди, вразвалочку вошел старослужащий солдат, или как их ещё величают «старики». Уборная была сбита из не оструганных досок, а снаружи обмазана белой, ядовито пахнущей извёсткой. А, про такую роскошь, как кабинки, или перегородки солдаты даже и не имели представления. Все пять отверстий, как назло были заняты. «Старик», недовольно прошёлся мимо блестевших в темноте макушек молодых воинов-салажат, которые сидели на корточках. Они держали свои шапки в руках, усердно кряхтели и тужились. Один из них сидел на «очке», да покуривал. И, даже в темноте было видно, …в новой шапке. Ну, а  такой наглости «старик» стерпеть уже не смог. Он отвесил «салабону» подзатыльник, и сказал, — что совсем оборзел, салага? От оплеухи, шапка слетела с головы у бойца, но «старик» успел её подхватить прямо в воздухе, повернулся и вместе с ней вышел из сортира. Всё это произошло так быстро, что боец, у которого сняли шапку, так ничего и не понял. Он вскочил, и закричал, — эй, эй, стой! И, начал судорожно надевать галифе. На следующее утро, весь личный состав по тревоге был построен на строевом плацу. Прозвучала команда — дивизион, равняйсь! смирно! Довнар ходил перед строем в фуражке …взад, и вперёд, мимо застывших на морозе бойцов. Он молчал, сурово глядя под ноги. Руки за спиной, шинель расстёгнута. Полы его шинели развевались, как орлиное крыло, или бурка у легендарного Василия Ивановича Чапаева. В части отлично знали, что это означало проявление высшей степени гнева. Что же произошло? В задних рядах солдаты тихо переговаривались, видно случилось какое-то ужасное «ЧП»?!  Подполковник Довнар остановился. Резко повернулся, грозно глянул на солдатский строй. И, вдруг совсем как-то по-детски, обиженно произнес, — ну ладно шапку сняли, но салагой …обозвали!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *