Кортик…

Моему другу детства, Николаю Закусило …посвящается.

В авиагородке города Бобруйска, в 12-й средней школе во втором «Г» учился живой, и озорной мальчишка. Папа у него был тоже офицер, капитан, а мама преподавала музыку, и вела в нашей школе группу хорового пения. Хор «мальчиков-зайчиков», там мы вдохновенно пели — только в борьбе можно счастье найти, Гайдар шагает впереди (повт. 2 раза). Колян был крепкий, сбитый паренёк. Энергия, из него так и била, ключом. В школу он ходил с кожаным жёлтым портфелем, иногда верхом на Саше Мищенко. Якобы тот проиграл ему спор, и поэтому подвёз Николая на своём хребте. И вот, как-то раз вместе со своим закадычным приятелем, возле продовольственного магазина в авиагородке, они наплевали поцану в банку со сметаной. Родители мальчика пожаловались нашей учительнице Зинаиде Даниловне Мухиной, она строго отчитала его при всём классе. Колюня Закусило, придумал игру в «эсэсовца», который с пристрастием допрашивает пойманного в лесу и связанного партизана. «Закуска», так мы его прозвали в детстве, был очень большой фантазёр и выдумщик. Однажды Колян пригласил меня к себе в гости, их семья жила в финском домике. Закуска, продемонстрировал мне таксомоторный счётчик. Я спросил, Коль, а где ты его взял? Коля поведал мне страшно-интригующую, кровавую историю. Оказывается, что на прошлой неделе, около второй проходной авиагородка столкнулись два автомобиля, жёлтое легковое такси с «самосвалом». Таксист, якобы лежал весь в крови и стонал, а водитель грузовика побежал вызывать скорую помощь. За это время, пока никого не было сказал он, я отвинтил и унёс этот счётчик. Потом Коля поведал, что в лесу провалился в яму, и там, наткнулся на ящик с немецкими военно-морскими кортиками. Целых семь штук, с орлами и фашистской свастикой. Все они были в густой оружейной смазке, и завёрнуты в бумагу. Дима, только ты никому не говори, предупредил Коля. Я наивно поверил, и попросил его подарить один кортик мне. Колян сказал, ладно, я завтра сам занесу его тебе домой. Телефонов тогда ещё не было, и я как дурачёк, целый день просидел, и прождал Коляна дома возле двери. На другой день в школе я поинтересовался, почему же он так и не пришел? Коля ответил, я заходил, но тебя не было дома. Дверь открыл ваш сосед. Я спрятал кортик за спиной, а он мне сказал, что ты ушёл гулять. Короче говоря …соврал, хрюша. Уже старших классах Николай увлекся игрой на гитаре, у него был абсолютный слух, и он неплохо пел. В начале лета, уже после окончания шестого класса мы ходили в поход «по родному краю». Наш класс бодро вышагивал с тяжёлыми рюкзаками по гравийной автодороге, в сторону райцентра Паричи, отстали. Колян лихо бренчал на своей гитаре, ну а я орал в окна проезжавшим мимо автобусам, любимую Колину песню — гагара северная птица, гагара ветра не боится, гагара может на лету почесать свою пиз…у! Говорили, что после окончания школы, Колян одно время зарабатывал на хлеб «лабухом» в ресторане Бобруйск. Затем пропал. Но, совершенно случайно вскрылось, что Коля Закусило, жив, здоров, и неплохо поживает себе в Нью-Йорке, в Бруклине, по разработанной в КГБ БССР, ..легенде.
Москва. Сентябрь 2011 года. Писатель-приколист Додик Гимпелевич.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *