Ловелас…

Лето 1977 года. Воскресенье. Полдень. В дежурке одного из подразделений милиции Москвы находились трое, младший сержант Корнев, сержант Новичков и я. Саша Новичков был родом из Нарьян-Мара. Кряжистый, плотно сбитый сибиряк. Курчавый, светловолосый, и голубоглазый. Тогда ещё была такая очень известная хоккейная команда «Челябинский Трактор», ну а Шурика мы прозвали «Нарьян-Марский Бульдозер». Саня прослужил в органах милиции всего полтора года, но за это время  успел много сделать. Во-первых, он женился на москвичке, и прописался у неё. Во-вторых, у него родилась дочь, а в-третьих, поступил учиться в Московский всесоюзный юридический заочный институт (ВЮЗИ). И с ним уже даже беседовали кадровики из управления, о его возможном назначении на офицерскую должность в отдел «по руководству медицинскими вытрезвителями». Дежурство выдалось спокойным, и время шло к обеду. Мы ходили обедать в стекляшку, в кафе-пельменная на улице Чернышевского, или покупали себе по пакетику молока, городскую булочку, и докторскую колбасу, в нарезку. Но сегодня припозднились, потому, что внимали повествованиям Новичкова о его новой институтской пассии. Она была старостой их группы, и с которой, по его словам, у них разгорелся бурный роман. Староста была замужем за старшим лейтенантом «сапогом», так называли офицеров Советской Армии. Так вот, Шурик стал нам красочно, в картинках описывать все сексуальные подробности их знойной любви. Рассказы, на такую тему мне никогда не нравились, тем более от мужиков. Хотя он и не называл ни её имени, ни фамилии. Я спросил, кому что купить, и вышел. Закупил все продукты, а когда возвращался, то решил разыграть, этого ловеласа. Снизу от постового, я набрал номер нашего телефона в дежурку. Трубку взял Корнев. Слушаю, важно протянул он. Я изменил свой голос, и попросил к телефону Новичкова Александра. Минуту, — ответил Корнев. В трубке раздался самодовольный баритон, — Новичков на проводе Я солидным басом заявил, — с вами, молодой человек, говорит муж старосты вашей группы из института. И, не давая ему опомниться, сразу начал атаку. Так вот, сказал я, мне жена всё рассказала про твои грязные приставания к ней. Предупреждаю, если я тебя ещё хоть раз увижу около неё, оторву яйца! Понятно!? А что вы мне угрожаете, …взвизгнул Новичков. Заруби себе на носу, щенок сопливый! — строго произнёс я, и положил трубку на рычаги телефона. Вволю и от души насмеявшись, я вошел в дежурку. Шурик сидел на стуле бледный с отрешенным взором. Чтобы не рассмеяться и не выдать себя, я прикусил губу, и начал выкладывать продукты на стол, стараясь даже не смотреть на Шурика. Новичков, чуть не плача, дрожащим голосом произнёс — он только что звонил! Кто? — спросил я. Да, он же! — чуть не подавился слюной Александр, удивляясь моей тупости. Да кто, он? — будто бы не понимая, снова переспросил я. Шурик от негодования и возмущения даже закатил глаза в потолок. За него ответил Корнев. Ну, помнишь, когда ты уходил, Саня рассказывал про свою новую подружку? И что из этого? Так вот сейчас позвонил её муж, и сказал, что он обо всём знает. Вот это номер!? — протянул я удивленно. А кто ж ему всё рассказал? Шурик Новичков, со злостью просипел, — да видно эта «каракатица» кривоногая, сама разболтала. Постой, ведь ты только что расхваливал нам, какая у неё классная фигурка и ножки? Но Саня, уже ничего не воспринимал, он только сидел и поскуливал, — а зачем она ему всё растрепала. Вот дура! А что, её муж тебе угрожал? — спросил я. Да я б ему самому, начал было Александр. Нет погоди ка, остудил его Корнев, хорошее дельце, ты его женой попользовался, да ещё …я б ему, а если с твоей женой так же? Шурик сник, и тупо уставился в пол. Я моргнул Корнееву, тот мгновенно всё понял, и мы вдвоём продолжили пытку. Корнев, стал рассуждать вслух, — ну, а если муж подкараулит, да навешает Шурику кренделей? Конечно, хуже будет если он в институт пожалуется, вот тогда Саню за аморалку точно вышибут. Предствляешь, ну а если наше начальство пронюхает, его могут из комсомола турнуть, или вообще из органов уволить. А, если Сашкина жена узнает, то всё, пиши пропало это уже разводом пахнет, да ещё из квартиры выпишет. Да ладно, не пугай в общежитие уйдёт, — успокоил я. Новичков застыл, как плевок на снегу. Получалось, что ещё час назад, у него все было о-кей!, а тут в одночасье рухнуло, словно карточный домик. Шурик сжал голову руками. Он сидел на стуле, раскачивался и стонал, — во бля! Мужики, какой же я идиот, ведь у меня жена умница и красавица, и зачем я только связался с этой курвой. Нет! Уж лучше я сам сегодня приду домой, и всё расскажу жене. Может она меня простит. На минуту, я представил себе эту картину, и понял, — всё хватит. Послушай Саня, обратился я к нему, — ты только успокойся и не вздумай жене ничего рассказывать, это я пошутил. Шурик не поверил. Тогда я слово, в слово повторил всё, что говорил по телефону. Новичков заявил, — нет, он так не говорил! Замечательно, вот и славно, иди, и всё расскажи жене. До конца дежурства Шурик, не давал мне покоя. Он всё ходил за мной, как хвостик и ныл — нет ну, правда, ты звонил или нет? Когда я всё же убедил его, то он обозвал меня скотиной, и заявил, что это была хреновая шутка и, что за неё в приличном обществе могут даже …морду набить. Я тут же парировал, — нет друг мой, вообще-то приличные люди свои интимные отношения стараются не афишировать. Два дежурства подряд, Шурик со мной не разговаривал, а на третье снова начал травить байки, о своих …амурных похождениях. Нет, натуру не …изменишь.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *