Похороны старушки…

Во время срочной службы в городе Борисове, тот, что недалеко от Минска, с нами произошел вот такой казус. К нашему командиру — Ивану Ивановичу Спадобаеву, обратился за помощью его старинный приятель, бывший офицер, а ныне военный пенсионер. У него скончалась старушка мать, и он попросил выделить ему несколько бойцов, выкопать могилку, да помочь её похоронить. Командир части вызвал меня, назначил старшим, и поставил боевую задачу. Подполковника он предупредил, спиртное нам, как, и Шарикову из фильма «Собачье сердце», не предлагать. Я подписал пропуск на выезд автомашины, погрузили лопаты, и мы выехали на кладбище. Погода стояла тёплая и солнечная, и даже мелькнула крамольная мысль, как это можно в такую замечательную погоду и помереть. Грунт был хороший, желтый влажный песочек, как в детских песочницах. Мы разделись по пояс, и по очереди стали рыть. Эта земляная работа доставляла некоторое удовольствие. Ощущаешь свое молодое, сильное тело, разгоряченное физической работой. За час все было готово. Когда мы приехали на квартиру, нас завели в ванную комнату помыть руки. Квартира была трехкомнатная. В доме стояла гнетущая тишина. Пахло свечами. Мимо нас, тихо сновали женщины в черных платках, они носили на стол продукты. Мы умылись, и стояли в коридоре, не зная, что делать дальше, и как себя вести. К нам подошёл подполковник, провел нас в зал, где уже был накрыт стол. Усадил всех на скамейку, и сказал, давайте перекусите. Есть не хотелось. Ведь за стенкой лежит покойница, какая тут еда. Мы сидели, и тихо переговаривались. В зал зашёл сын подполковника. Он посмотрел по сторонам и сказал, так давайте парни быстро, пока никто не видит, махнули по стакану, и поели. Стол освещался большой хрустальной люстрой. В самом центре стола стояли бутылки с водкой, коньяком и старинными пузатыми графинами с красным вином. Благородный, радужный свет от хрустальных подвесок красиво освещал стол. Коньяк, горел ярким имбирным цветом, а вино имело красивый гранатовый оттенок, словно рубиновые звезды на Кремлёвских башнях. На тарелках нарезан хлеб, сыр, колбаса, вскрытые банки с рыбными консервами. В вазах огурцы, соленые грибы, помидоры. Два раза уговаривать нас не пришлось. Мои бойцы быстро приняли на грудь по двести граммов водочки на брата, а я пригубил немного красного винца. По желудку прокатилась теплая волна. Солдатики, пока никого нет, залудили еще по стаканчику. Я откинулся на спинку стула, и стал осматривать комнату. На стене, над диваном в дорогой багетовой раме висела картина маслом, как говаривал начальник отдела по борьбе с бандитизмом города Одессы, подполковник Гоцман, из кинофильма «Ликвидация». Промелькнула мыслишка, что хозяин, наверное служил в ГСВГ ( группе советских войск в Германии). Как правило, оттуда и привозили в СССР не репродукции, а настоящие картины и хрусталь. В те времена в Союзе, можно было приобрести только репродукцию картины Шишкина «Три медведя» (Утро в сосновом бору), или картину Исаака Крамского «Незнакомка». На этой же картине была изображена обнажённая дама неопределенного возраста. Она лежала на тахте, покрытой синей бархатной материей. Вокруг всё в цветах. Они росли в белых каменных вазах, словно в культурном парке имени Горького в Москве, и свисали гирляндами со стен дворца. Тело у неё было какое-то непропорционально большое и длинное, с короткими, похожими на обрубки ножками, и ручками, как у купидонов. На животе толстые жировые складки. Сразу было понятно, что она никогда не делала зарядку, и не занималась спортом, или у неё был неправильный обмен веществ. Бледно-розовая кожа, гладкие коротко остриженные тонкие волосики, которые, похоже, не знали, что такое хороший импортный шампунь. Девица лежала на тахте на боку, в довольно неудобной позе. На столике, покрытом золотым шитьём, стоял серебряный поднос с фруктами, и медный антикварный кувшин (подозреваю, что с неплохим вином). Её левая рука была поднята вверх, а в ней, она держала красивую янтарного цвета гроздь винограда с зелеными листочками. Теперь, такие виноградные грозди рисуют на всех литровых пакетах с дешёвым молдавским винцом. Мадемуазель тоскливо смотрела на эту виноградную гроздь. Похоже, что она очень хотела попробовать, но если судить по нездоровой полноте, то у неё был сахарный диабет. Мы сидели за столом, и почти забыли, для чего нас вообще сюда прислали. Ведь всем давно известно, что вола приглашают не мёд пить, а воду возить. Но вот в коридоре началось шевеление. Всё, значит пора выносить. Наша покойница оказалась маленькой, легонькой старушенцией. Дом, был кирпичной пятиэтажкой, с очень узкими лестницами. И, чтобы как-то развернуться, нам приходилось ставить гроб на перила. Покойница тряслась в своей домовине, словно высохший грецкий орех в скорлупе. А на одном повороте, спьяну, мы её чуть не выронили из гроба. На кладбище всё прошло без накладок. Сын подполковника, положил нам в кабину машины бумажный пакет, в котором лежали две бутылки водки, колечко копчёной «Одесской» колбасы, помидоры и хлеб. Газик проехал через КТП части (контрольно-технический пункт). Водитель поставил машину в бокс, а мы дружно разместились на брёвнах за гаражом, и ещё раз выпили за упокой души рабы божьей. Посидели, покурили, поговорили за жизнь. Пора в казарму, но ноги не слушались и были, словно ватные. Вот так гуськом, я впереди, остальные, держась за плечи, как слепые за поводырем, побрели в казарму. До казармы было всего метров двести, но этот путь мы проделали минут за двадцать. Тогда я думал только об одном, не завалиться бы нам в канаву, и не попасть на глаза дежурному по полку, или майору Спадобаеву. Когда же, мы наконец, ввалились в подъезд, я облегченно вздохнул, всё дошли. Марш бросок удался. Но как оказалось, я рано радовался. По лестнице со второго этажа спускался командир нашей боевой части 03502, майор Спадобаев. Я шагнул ему на встречу, пытаясь  доложить, и все норовил приложить руку к пилотке. Но, кто-то из нашей похоронной команды повис на моей руке. Да и язык совсем не хотел слушаться, что меня особенно раздражало, и компрометировало. Командир части посмотрел и сказал – так, всё ясно. Сейчас всем спать. Затем взглянул на меня. И тоном, не обещающим ничего хорошего, добавил, ну а вы мне …завтра доложите.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *