Ромочка…

Моя жена мечтала взять крохотного попугайчика, и научить его разговаривать. Как-то, она вернулась вечером с работы в крайнем возбуждении. Оказалось на Ленинском проспекте, около зоомагазина продают маленьких птенчиков волнистых попугайчиков. У неё не хватило денег, а торговец наотрез отказался снизить цену. Утром мы были около магазина. В ящичке за стеклом на жёрдочке щебетали десятка два разноцветных пушистых, славных попугайчиков — синие, жёлтые, зеленые, сиреневые. С краю, в самом уголке скромно сидел комочек из салатовых пёрышек, с очень цепким и умным взглядом. Он вытягивал шейку, и с интересом смотрел из-за стёклышка, разглядывая нас с женой. Мы, конечно сразу купили его, и тут же в зоомагазине приобрели клетку и корм. Назвали его Ромочка. Это лёгонькое пёрышко сразу доверилось нам, и стал клевать просо прямо с ладони. Летал он по всей квартире, а на ночь забирался в свою клеточку. И, уже через месяц, Рома, как ребенок сказал своё первое слово — что? А потом его словно прорвало, и он стал болтать всё подряд. Мы уже боялись при нём что-либо говорить. Считается, что попугаи только повторяют чужие слова, не понимая их смысла. Ничего подобного! Мы проводили эксперимент, уходили в другую комнату и я говорил, …а где же наш Ромочка? Слышался шум крыльев. Ромик садился мне на плечо, и старался заглянуть прямо в глаза, — типа, зачем звал? Мой сын заснял его, когда Ромик сидел надутый. Отпечатал фотографию, и в рамочке поставил на холодильник. Рома очень нравился себе, он бегал вокруг фотографии, причмокивал и говорил — ой, какая красивая птичка! Жену он называл мамочка, а меня папочка, и никогда не ошибался. Рома страстно любил пивко, то есть пенку на кружке с пивом. А один раз он так нализался красного винца из моего бокала, что не вписался в дверцу клетки. Потом сидел и возмущенно ворчал, словно старый дед. Рома очень любил похвалить себя, — Ромочка хорошая птичка! Котёночек! Ромочка человечек! Когда чистили зубы в ванной, Рома норовил сесть на руку, и попробовать на вкус пасту. Он очень обижался, когда его прогоняли. По утрам, Ромочке нравилось приземлиться жене на подушку, и напомнить ей — ты что спишь? Пора на работу! Жена говорила — да, пошёл ты! Эта фраза Роме запала в душу, и он часто повторял её мне, жене и моему сыну. Во время обеда Ромик бегал по тарелкам, пробовал всё своим клювиком, и конечно же справлял на стол все свои естественные потребности. Супруга ругала его, и говорила — кто это сделал? А? Как дам сейчас, по …заднице! Ромочка отбегал в сторону, разворачивался, и удивленно говорил — да ты что? Отстань! Не вопи! Дура старая! И так, он радовал нас почти шесть с половиной лет. Ну, а потом прихворнул, или …простыл. Сидел в клеточке, зарывшись в свои пёрышки, не ел, и не пил. А утром обнаружили его лежащим на дне клеточки. Мы не смогли сдержать слёзы. Ромочка, был у нас словно член семьи. Схоронили его около дома, под деревом. Вместе с его любимым колокольчиком от донки. Когда  прохожу мимо его могилки, всегда говорю, — прости меня, мой маленький, не уберёг я тебя.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *